ilya_yu

с собой и другими

"Но беседовать самому с собой – это искусство, беседовать с другими людьми – забава" (А.П.Платонов).


Previous Entry Share Next Entry
ilya_yu

Красный Платонов



Великий русский писатель Андрей Платонович Платонов вошел в молодую советскую литературу как лирик и публицист — певец Революции, горячо верующий в Новый мир, в Братство, в сверхисторию, которая зачинается победой пролетариата.

Без знания этих ранних, во многом наивных и обжигающе страстных, текстов трудно понять Платонова — автора повестей и романов. Тот, вошедший в школьную программу, задумчивый и тяжеловесный Платонов как бы всё время испытывает другого Платонова — вечно юного, огненного, пламенеюще «красного». Зрелый Платонов подвергает Платонова юного исканиям, страданиям и сомнениям, отправляет его на поиски Чевенгура в образе Саши Дванова или рытьё котлована в образе Вощева.

Наконец-то статьи «раннего» Платонова вышли отдельным изданием:


Красный Платонов [сб. статей]. — М.: Common place, 2016. — 280 с.

(Нельзя, правда, не отметить крайне неуместный дизайн обложки: «красный» истолкован как «кровавый», а вместо молодого Платонова, вдохновенного и похожего на портретах на молодого Достоевского, с обложки смотрит суровый, постаревший Андрей Платонович).

Из статьи «Христос и мы» (1920):

«Не вялая, бессильная, бескровная любовь погибающих, а любовь — мощь, любовь — пламя, любовь — надежда, вышедшая из пропасти зла и мрака, — вот какая любовь переустроит, изменит, сожжёт мир и душу человека. Пролетариат, сын отчаяния, полон гнева и огня мщения. И этот гнев выше всякой небесной любви, ибо он только родит царство Христа на земле. Наши пулемёты на фронтах выше евангельских слов. Красный солдат выше святого. Ибо то, о чём они только думали, мы делаем. Люди видели в Христе бога, мы знаем его как своего друга. Не ваш он, храмы и жрецы, а наш. Он давно мёртв, но мы делаем его дело — и он жив в нас».

Таков странный, по-своему пугающий и в то же время многообещающий пафос красного богостроительства, воплощением которого в советской литературе стал Андрей Платонов.

«Чтение Андрея Платонова побуждает к "углублению революции", понимаемой "космически", или лучше сказать, "герметически"…» (Завтра, 16 июня 2016).

Герметизм русской революции еще ждет своих толкователей.

Источник:http://vk.com/kulturfront?w=wall-28244738_1444

Да уж, обложка - полный отстой. Мало того, что по смыслу не подходит к содержанию (а больше похоже, что хотели обгадить содержание книги), так ещё и выполнена убого - я даже эти попсовые кровавые подтеки узнаю, которыми фотошоперы пользовались. Их тупо сперли с инета, причем не особо заморачивались поиском чего-то оригинального.

Но прочитать нужно!

Даже издавая красную литературу, надо антисоветскую фигу показать. Даже фигу показать креатива не хватает.

Да, надо мегасерьезно браться за коммунистическую литературу. А то это какая-то терра инкогнита. Мы все толчемся вокруг дворянской литературы, а коммунистическую литературу не знаем. Мне эта дворянская литература, честно говоря, уже надоела и смотреть на нее не хочется. Хочется узнать что-то действительно коммунистическое.
Спасибо за подсказку о "Христос и мы", буду читать.



Edited at 2016-08-10 12:40 pm (UTC)

"Великий русский писатель Андрей Платонович Платонов вошел в молодую советскую литературу как лирик и публицист — певец Революции, горячо верующий в Новый мир, в Братство, в сверхисторию, которая зачинается победой пролетариата.
"
Ага =)
Поэтому в 1922 (?) высказал мысль:
"Общее значит ничьё!"

Нормальная обложка - с "Котлована" накапало же.

Впечатление от "Христос и мы" - невероятно актуально. Но есть одно но.

Платонов писал в эпоху большевиков и проснувшегося народа. А вся катастрофа нашего времени в том, что нет огня, нет "пламени любви".
Где, в чем черпать этот огонь, эту энергетику борьбы и созидания? Почему люди не хотят бороться? Почему не хотят противостоять злу и вообще не хотят зло замечать, закрывают от него и глаза и уши, отворачивают лицо?
Вопросы, вопросы....


Edited at 2016-08-10 05:04 pm (UTC)

Почему люди не хотят бороться?

Так хватит уже бороться-то.
За что боролись, на то и напоролись.

зачинается победой пролетариата.

Это особенно смешно.
Никакой "пролетариат" ничего не победил, это только обман.
Пролетарии попали в ещё худшую кабалу, ну а потом и очередь крестьян подошла.


Re: зачинается победой пролетариата.

Вы банальны и не о том.

С кем спала ‘счастливая Москва’?

Если в ранних и известных романах «Чевенгур» и «Котлован» описан романтический бред первых лет революции, то в «Счастливой Москве» речь идёт о победителях, живущих в «новом и серьёзном мире». Москва – это не название города, невероятное имя героини – она меняет одного за другим любовников-технократов. Счастливая Москва спала с социализмом, т.е. с совокупным мужским героем романа.

…Посредством нарушения синтаксиса, грамматики, семантических связей язык Платонова стремится увести повествование в ’чистое пространство’ или ’чистое место’ (любимые слова Платонова), где всякий жест насыщается онтологическим смыслом. Платонов углубляется в онтологию через национальную ментальность. Язык Платонова отнюдь не пародирует русский язык. Платоновский язык можно назвать языковым коллективным подсознанием русского мира.

Известные романы ’Чевенгур’ и ’Котлован’ живописали романтический бред первых лет революции, утопистов, превращающихся в палачей. Наверное Платонов марсианин, запущенный на русскую землю удивить народ неслыханным писательским идиотизмом. Он не производит ни идей, ни идеалов. Он попросту плывёт по течению постреволюционной жизни, в изумлении тараща глаза. Он из другого мира. У него плохо с общепринятыми терминами, они все у него переименованы или перерваны…

Общее у Платонова с Гоголем есть в инвалидном отношении к основному чувству, к любви. О любви они писали отборную ахинею, любовь им не давалась в руки. Гоголя подозревали даже в некрофилии – настолько мёртвенны его красавицы. Платонову порой казалось, что любовь закрывает для человека какие-то более важные, невыразимые словами переживания. Оба наказаны совершенной непереводимостью на другие языки, что только подчёркивает диагноз.

которым почтил его память В.Г.Сорокин

обложка кошмар. иначе не разрешают сейчас красных писателей представлять. цензура-с

Хороший (и, вероятно, гораздо более полный) сборник платоновской публицистики с юных лет: "Чутьё правды" 1990 года, составленный В. Чалмаевым. И никаких кровавых мальчиков на обложке :)
Мне кажется, что это не столько зрелый Платонов испытывает юного, сколько две линии его личности находятся в диалектическом танце: сердечный ум чувствует необходимость перестроить всю вселенную и наполнить её любовью, а умное сердце понимает, что это может разрушить всё бытие нафиг. И пока синтез не найден возможен лишь такой путь вперёд: вроде бы постоянное самоотрицание, а на деле что-то на стыке живое искрится и приоткрывает дверь в Будущее. :)

Про испытание юного зрелым - это концепция первого платоноведа Шубина, который так и не закончил работу над монографией. Да, сборник Чалмаева помню - более вменяемый. Про "разрушить всё бытие нафиг" нужна оговорка: в некоторых текстах эта перспектива обсуждается не без восторга (см. "Потомки Солнца").

Илья, подскажите пожалуйста, с какого произведения начать знакомство в Платоновым?
В школе помню что-то про котлован, но это было "давно и не правда".

Не знаю, не могу подсказать. Можно начать с рассказов: "В прекрасном и яростном мире", "Река Потудань", "Корова", "Фро"...
Но лучшее всё равно "Чевенгур".

?

Log in

No account? Create an account