April 7th, 2013

о правах человека

Сергей Вилисов опубликовал довольно суровую статью о деятельности уполномоченного по правам человека в Пермском крае Татьяны Ивановны Марголиной. В связи с этим хочу обратить внимание на два общих момента.

Первое. К сожалению, понятие «прав человека», как и многое в нынешней постчеловеческой реальности, в которую вошел «цивилизованный мир», превращается в свою противоположность, мутирует до неузнаваемости. «Права человека» стали оборотной стороной агрессивного «вторжения». Они повсеместно легитимируют вторжения в суверенные страны (Ливия, Сирия) или суверенные семьи (чиновники от ювенальной юстиции вторгаются в дома для защиты «прав детей»). Еврокомиссары и американские консультанты «мягко» навязывают свои политические стандарты другим странам, напирая на тему «прав человека». В каком-то смысле «уполномоченные» находятся на переднем фланге вторжения. Что, конечно, не означает, будто права человека защищать не нужно. Татьяна Ивановна Марголина самым честным и последовательным образом отстаивает «права человека» в их новейшем понимании, в полном соответствии с "передовым" опытом. Там, где неопротестантские миссионеры вторгаются в наше духовное пространство, Татьяна Ивановна защищает права человека. Там, где «антипатриотическая» структура «Мемориал» работает на демонтаж нашей Победы и навязывает покаяние за наше великое прошлое, Татьяна Ивановна защищает права человека. Где ювенальная юстиция, там уполномоченный. Где съезд откровенной пятой колонны (форум «Пилорама»), там уполномоченный. Что же вторгается на нашу землю через ворота «прав человека»?

Второе. Именно Пермь стала каким-то форпостом вторжения постчеловеческой реальности. По ювенальной юстиции – мы пилотный регион. ЕГЭ, кстати, тоже обкатывали на нас. Программу «десоветизации» тоже намерены разворачивать через Пермь как один из ключевых центров новой «культуры памяти» (стыдиться прошлого). «Гельманизация регионов» начиналась в Перми – на ней пока и закончилась. Сама элита пятой колонны в России признает: в Перми можно то, чего в других городах пока нельзя. Пермский край – пилотный регион постчеловеческой России. Напомню, что еще в марте 2012 года в интервью Максиму Шевченко на Russia.ru Марат Гельман объявил, что имеется предварительная договоренность с тогдашним губернатором Пермского края Олегом Чиркуновым и лидерами Болотной площади провести в Перми эксперимент чистой демократии. Губернатор был намерен уйти в отставку и отдать политическое поле «новым лидерам» под электоральный эксперимент (тогда речь еще шла о грядущих выборах главы региона). Политический эксперимент осуществить не удалось. Но вторжение продолжается – Пермь по-прежнему на переднем крае человеческо-постчеловеческого сражения. Так что роль омбудсменов (и, в первую очередь, пермского омбудсмена) вполне претендует на «всемирно-историческую».

Статью Сергея Вилисова "Упономочена Госдепом" всячески рекоменую.
Collapse )
Перекуем!!!

Подворотня на фэйсбуке

Подворотня 3

Руководство и работники музея политических репрессий Пермь-36 постоянно уходят от ответов на неудобные вопросы о деятельности музея. Но находятся на просторах пермского интернет-пространства виртуальные бойцы, готовые яростно защищать музей Пермь-36 с его трактовкой истории страны. Насколько убедительна аргументация защитников (есть ли она вообще?), мы сможем убедиться на примере ряда комментариев, которые были оставлены под одной из статей газеты "Суть времени" о деятельности Пермь-36 ("Как это делается в Перми...").  Статью я размещал на своей странице в фейсбуке, цитируя:

«Пермская ячейка СВ не первый год требует от руководства музея «Пермь-36» ответить, что общего имеет их откровенно политическое, фальсифицирующее историю начинание с понятием «музей»».

Collapse )