October 10th, 2013

о филологии и академии


pushkinh
Институт русской литературы (Пушкинский дом) РАН

Я молодой ученый. Правда, гуманитарий, т.е. к моим занятиям вряд ли применимо слово "science". Но я лично не разделяю науки на "естественные" и "неестественные". Филология - древнейшая, универсальная область знаний. У нее очень мощные традиции, укорененные во всех великих письменностях: филологические знания изложены на древнегреческом, на санскрите, на древнекитайском. У нас, филологов, есть свои - безумно сложные - методы работы с материалом. Филологи комментируют, переводят, реконструируют тексты, собирают их, издают, интерпретируют... Филология - это высокая культура работы с текстовыми источниками. Если вы откроете Большую Советскую Энциклопедию на слове "Филология", то найдете содержательную статью Сергея Сергеевича Аверинцева - лучшее, что сказано о филологии. Аверинцев говорит о трех филологических дисциплинах: лингвистике (изучение языковой ткани текстов), литературоведении (изучение эстетических аспектов текста) и (!) истории (изучение реальных фактур, запечатленных в текстах). Быть настоящим филологом (таким, как Сергей Сергеевич Аверинцев) значит владеть знаниями широчайшего диапазона и навыками тончайшей работы с текстом. Настоящий филолог обладает дисциплинированным умом, тонким вкусом, здравым смыслом, скрупулезностью. Я знаю филологов-архивистов, филологов-полевиков, филологов-эрудитов, филологов-концептуальщиков. И я точно знаю, что у всех у них есть великая миссия - хранить, обрабатывать и транслировать текстовое наследие человечества. Отсюда - специфика филологии.

Современная система знаний филологию похоронила. Есть обособившаяся лингвистика, которая изучает такие своеобразные языковые факты, что к филологической миссии уже мало подходит. Есть несколько маргинализованное литературоведение, которое стремится сегодня интегрироваться с какими-нибудь более "жизненными" дисциплинами: культурологией, антропологией, социологией даже. Вот на этом поле литературоведение и становится маргинальным занятием. Фольклористы и диалектологи все более тяготеют к растворению в этнографии. Историки уже и не вспоминают почти о филологических корнях.

К чему я все это говорю? Филология как универсальная область знаний о текстовом наследии человечества сохраняется преимущественно в системе РАН - в академических институтах. Да, существует вузовская наука, но она... как бы сказать... суетлива, разбросана - и не обеспечивает сегодня филологической миссии. Её обеспечивают Пушкинский Дом и прочие академические структуры, занятые тщательной, бесконечной по объемам обработкой текстового наследия. Мы, университетские филологи, дрейфуем к локальным и непременно актуальным темам. Да и не может вузовский работник тащить на себе великую миссию - архивы, ежедневный рутинный труд, профессиональный диалог с историко-культурным наследием. Академия наук - великий бастион фундаментальной филологии. Между прочим, на Западе ученые уже перестают понимать даже слово "филология". Потому что их университетская наука работает в режиме проектов. А наша академическая Наука работает в режиме миссии. Уверен, что это относится не только к академической филологии, но и ко всем направлениям ведущих, старейших, крепких академических институтов.

РАН - это система, которая понимает Науку как миссию. И это очень характерно для нашей культуры, для нашего жизненного уклада. Думаю, "Суть времени", организующая митинг 13-го октября отличается от всех защитников РАН именно тем, что понимает это великое назначение Академии. РАН нужно отстоять во что бы то ни стало. И не стоит сталкивать РАН с университетской наукой. У нас должны быть и проекты, и миссия. Мы так устроены, что без великой миссии все проекты становятся бизнес-проектами. Или симулякрами.

Илья Роготнев, Пермский государственный национальный исследовательский университет

город молота



Мост через Каму, построен в 1967 году, длина — 998 метров

Пермь - город молота, не город меча. Город Труда индустриального. Даже местная мифология связана с трудолюбивым чудским народом, изготавливавшим изумительные металлические изделия. О Перми советской, "ударнице" пятилеток", прекрасная подборка от Павла Гурьянова:

«Уровень производи­тельности труда, запланирован­ный на конец 1970 го­да, был достигнут еще раньше, в феврале. На семьдесят четыре процента увеличен выпуск продукции, причем почти весь прирост достигнут за счет по­вышения производительности труда».

«Свыше мил­лиарда рублей капитальных вложений. Введены в строй 80 крупных промышленных комп­лексов, около полутора милли­онов квадратных метров жилья, 15 школ, 57 дошкольных дет­ских учреждений, несколько клубов и Дворцов культуры, 400 предприятий торговли и бытового обслуживания, а так­же широкоформатный киноте­атр, цирк, городской парк культуры и отдыха».

«Пермь и сегодня в лесах но­востроек. Продолжается рекон­струкция центра, на окраи­нах создаются новые микро­районы. Кроме кам­ского, построено еще восемь мостов и путепроводов. В город пришла во­да с нового Чусовского водо­забора».

Читать полностью