ilya_yu (ilya_yu) wrote,
ilya_yu
ilya_yu

Categories:

после отпуска. о китае

Два месяца я ничего не писал в своем Живом Журнале – и даже толком не заглядывал в комментарии к моим постам, в сообщения (всем, кто поздравил меня с днем рождения, мое запоздалое спасибо!), в ленту друзей. Надеюсь, этот отпуск завершен. А вместе с отпуском закончился важный период моей жизни – преподавание в провинции Шаньдун Китайской Народной Республики. Думаю, пора поделиться двумя-тремя впечатлениями.

Первое. Я не знаю, что такое китайский социализм – так и не смог понять структуру этого уклада. Здесь должны разбираться экономисты. Но все мои китайские студенты бодро отчеканивают: «Одна страна – два уклада». Приходится принять эту формулу. Китайская повседневность весьма живая, кипучая, многообразная. И в нее как-то вкраплены элементы идеологии. На мой взгляд, не слишком навязчиво вкраплены.

Приведу одно воспоминание, которое для меня нечто характеризует. В городе Jinan (в его старой части) зашел я однажды в конфуцианский храм. Место мне это нравилось тем, что там редко бывают посетители, а когда долго пребываешь в Китае, чувствуешь какую-то потребность в безлюдье. Храм – это несколько павильонов (строго говоря, большинство храмов в китайских городах функционируют как музеи). В том цзинаньском храме в основных павильонах сидели деревянные скульптуры мужей, прославленных своей мудростью и благочестием. Под иными из них были указаны лишь имена и краткие сведения о том, где и когда этот почтенный человек родился. О других сообщалось: «Писатель», «Каллиграф», «Начальник уезда такого-то в такой-то период»… Мужи древние и совсем древние. Конфуцианство возводит в культ именно «благородных мужей», что, как вы все знаете, накладывается на доконфуцианский культ предков, рефлексы которого мощно отразились в конфуцианской обрядности. В самом же дальнем павильоне храма располагалась выставка, посвященная деятелям КПК поколения Мао Цзэдуна. Большие фотопортреты – и политико-биографические очерки. Экспозиция была абсолютно уместна и органична – китайские коммунисты вводились в разряд благородных мужей, вполне достойных почитания в конфуцианском храме. Кстати, их лица… Все-таки это очень крупные были фигуры. Я в почтении замер перед благородным мужем Чжоу Эньлаем. В этот момент служительница музея (храма?) решила почему-то со мной заговорить: «Эти люди много сделали для Китая, особенно Мао Цзэдун и Чжоу Эньлай». По целому ряду частных наблюдений за этот год я понял, что в китайском коммунистическом пантеоне Чжоу Эньлай постепенно теснит «Великого Кормчего». Этот интеллигентный, умеренный, стойкий и мудрый премьер-министр как-то ближе к вектору развития современного Китая, нежели авангардист и фантазер Мао. И, кстати, китайский «новый курс» во многом начинается, как я понимаю, экономической политикой Чжоу Эньлая, которому и наследует Дэн Сяопин (все рассказы про озарение, пришедшее Дэну во время визита в Сингапур, представляются мне не более чем пошлым домыслом).

Второе. При всем почтении к аскетичным коммунистам поколения Мао, современный Китай глубоко забурился в многообразное потребление. И в связи с этим у меня есть сравнительное наблюдение. Когда говорят, что в России создана индустрия потребления – лгут. Или не понимают, о чем говорят. Китайская инфраструктура потребительской жизни – массовая, и российское потребление с нею даже близко не сравнить. Никакого подвига по предоставлению населению товаров и услуг российская буржуазия не совершала. Первая вещь – гаджеты. В Китае они дешевы и разнообразны, а значит, доступны именно широким группам молодежи (и не только). Второе – эти чертовы рестораны. В России, как я понимаю, растут и умирают бесконечные «кафешки». В которых можно попить кофе с тирамису. В каждом городе – куча заведений, где можно только кофе попить. Китайские рестораны – массовы, грязны (что стоит иметь в виду) и в них можно интересно поесть. Именно интересно. Кстати, китайцы в ресторанах едят, а не общаются. Третье – инфраструктура культурного туризма. Хотя посещение культурных объектов довольно дорогостоящее удовольствие (за проход на раскопы терракотовой армии Цинь Шихуанди я заплатил, кажется, 150 юаней – и мне еще навязывали англоязычного гида), сама система вызывает изумление. Масса объектов, к которым ходит общественный транспорт, масса технических деталей, обрамляющих эти объекты – короче, широкий выбор культурных мероприятий и достаточно простой (при владении языком) к ним доступ. Не стоит думать, что в Китае есть что показывать народу, а у нас – нечего. На мой вкус, любой старинный город Русского Севера прекраснее «северной культурной столицы» Китая – города Xian. Так что китайское потребление – это в некотором роде достижение. В России никакого потребления в этом роде нет, о чем я, кстати, ни капли не жалею.

Третье.
Не вполне наблюдение, а случай из жизни, который дал мне очередной ключ к пониманию различий между Западом и Востоком. В моем институте со мной работал коллега из Западной Европы. И не просто из Европы, а из самой Голландии. И не просто голландец, а голландец, изучавший культурологию в США. Однажды (уже в конце моей длительной командировки) он мне объявляет:

"Мои студенты меня ненавидят". "Почему ты так думаешь?" "Потому что я сказал правду им в лицо. Я сказал им, что они безмозглые, что они не имеют своих мыслей". (А надо сказать, что у нас давно был разговор, что он неправильно понимает свою педагогическую миссию: он почему-то думает, что его задача учить не английской речи, а американоевропейскому стилю мышления: "Они зомби, они несут пропаганду, они говорят штампами!"). "Ну, ты неправ. Ты всегда и везде пропагандируешь одну и ту же систему мыслей - почему бы им не сказать, что ты не имеешь своего мнения?" Тут он обиделся. "Ты говорил обо мне с другими людьми?" "О тебе?!! Никогда". "Тогда почему ты думаешь, что я навязываю всем одно мнение?" "Я так не сказал. Ты говоришь, что они твердят одно и то же – и это значит, они не имеют своего мнения. Но и ты всегда говоришь примерно одно и то же. Вот и все". "Они ничего не твердят. Они не могут подробно объяснять свои мысли". "Ты, говорю, наверно, это знаешь, но я скажу. В Китае существует очень древняя культура речи и общения. И среди ее правил - никогда не говори того, что ты думаешь на самом деле. А мнение свое выражай словами с двойным смыслом". "Да! Они всегда говорят так, что можно трактовать и так и так". "Именно. Это очень, очень древняя традиция". "Да, это конфуцианское. Я всегда говорил: чтобы понять Китай, нужно понять Конфуция. Но я считаю, что влияние Конфуция деструктивно". "Извини, но эта база огромной цивилизации в течение тысячелетий. Они тысячи лет в этом живут. О, да, это очень деструктивно!" "Они живут в течение тысячелетий из-за благоприятной географии. Я считаю, что география определяет жизнь стран - это мое мнение". "Да, это мнение было популярно в конце 18 - начале 19 веков. Это очень современно". "Да! (тут он окончательно завелся) Я знаю, что профессора в разных университетах не принимают это мнение, но мне плевать, плевать! Потому что это МОЕ мнение (it’s MY opinion)!"

Вот тут, я думаю, серьезная разница между китайцами и европейцами. Одним важно иметь правильное мнение, а другим важно иметь СВОЕ мнение. На этом разговор исчерпан – ибо о чем можно спорить, если включается аргумент: "плевать, это МОЕ мнение!" Китайцы умницы – они точно знают, что твое мнение ничего не стоит. Что ты – козявка в потоке безначального проявления Пути. Тебя ветром снесет, а Поднебесная будет стоять тысячи лет после тебя, как стояла тысячу лет до тебя.

Полуслучайные соображения о китайском искусстве, китайской религии и текущей китайской политике пока оставляю при себе.


Tags: Китай
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments