ilya_yu

с собой и другими

"Но беседовать самому с собой – это искусство, беседовать с другими людьми – забава" (А.П.Платонов).


Previous Entry Share Next Entry
ilya_yu

дума о рнг



Точнее, рефлексия над статьей Олега Луначева «РНГ – путь русской смерти», опубликованной на eotperm.ru. Автор статьи, по-моему, вполне себе русский националист. Для Олега высочайшую ценность имеет все русское: государство, литература, традиции воспитания, православие, фольклор, исторические герои и т.д. Национальное для него важнее классового, идеологического, конфессионального. Национальное – это целый космос, созданный народом в ходе истории. Полюбить этот космос, присягнуть ему, с ним связать судьбу, идеалы, веру – кажется, в этом и заключается национализм. Но оказывается, что не в этом. Эту любовь сейчас называют словом «патриотизм». По мне, так это национализм, но появились странные люди, которые называют себя националистами, а от патриотизма отрекаются. Вот об этих странных людях Олег Луначев и написал статью. Однако, прежде чем перейти к её обсуждению, я хочу немного поговорить о национализме на каком-то теоретическом языке.

Национализм в свете теории

В международной социальной и этнологической литературе неоднократно высказывалась мысль, что национализм – это не политическая идеология. Националисты бывают левые и правые, либеральные и консервативные. Национализм подобен, скорее, религиозной вере. Бенедикт Андерсон, например, считает национализм неким типом социального воображения. Поясню. Людям свойственно объединяться в группы. Все мы объединены в группы простые, где все друг друга знают или хотя бы имеют общих знакомых (так сказать, face-to-face communities: семья, коллектив друзей и т.д.), и в группы сложные, где люди друг друга не знают, но как-то объединяются. Как войти в группу, опыт коммуникации с которой ты получить не можешь? Ты должен эту группу вообразить. Поэтому Бенедикт Андерсон и называет такие communities «воображаемыми». Подчеркну: «воображаемый» не значит «нереальный». Воображаемые сообщества (в отличие от какой-нибудь деревенской общины) просто требуют особой ментальной активности от индивидов, входящих в эти сообщества. Они, разумеется, складываются не по воле воображения, а при участии воображения.

Человечество не может по каким-то причинам ограничиться face-to-face, оно все время желает большие общности создавать. И в эпоху традиционных обществ оно использовало в основном две формы воображения. Оно воображало религиозные общины (христианская церковь, мусульманская умма) и династические государства (большие группы людей, стянутые вокруг священных носителей власти). По ряду причин эти формы социального воображения в Новое время сильно ослабли (развитие национальных языков и массовых коммуникаций, просвещение, интересы капитала, научно-технический прогресс) – и человечество стало воображать нации как основную форму большого общества. У этого типа воображения есть фундаментальные особенности: нация воображается (1) как строго ограниченное (все человечество не может стать немцами, хотя может стать христианами) и (2) как суверенное.

Автор статьи, которую я и собираюсь обсуждать, активно воображает русскую общность. Общность эта сложилась на базе единой исторической судьбы, общего языка, территориального единства, общей культуры и религии. Но она требует воображения. У меня, правда, есть подозрение, что русский тип национального воображения – не националистический. Равно как, между прочим, традиционный еврейский (до сионистского движения). Ведь иудейские критики сионизма (а их очень много) критикуют его именно за то, что сионизм предложил воображать еврейскую общность по типу нации, отрекшись от какого-то иного типа социального воображения. Этот иной тип воображения можно назвать «мессианским» – уже даже не социальным, а трансцендентальным; по-моему, русские тоже воображали себя трансцендентально, а не социально. Но этот вопрос я оставляю в стороне.

Очевидно, что есть определенные способы «воображать» русских. Кто-то говорит: «конструировать». Мне оба слова кажутся неточными, но с самой общей мыслью о необходимости ментально, культурно, символически воспроизводить идентичность – я полностью согласен. Идентичность не рождается из крови. Не рождается из гражданства (по паспорту). Она рождается из духовного напряжения. Наоборот, если гражданство не подкрепляется идентичностью, то оно распадается. Гражданский национализм в России хочет научиться воображать «россиян» (не русских, татар, коми, якутов, а «россиян»). Но этот тип социального воображения не работает. А вот воображать русских мы можем. Но если мы воображаем русских суверенными и отграниченными от нерусских, то мы, кажется, должны создать «Русское национальное государство» как условие суверенности русской нации. Ведь, говоря «суверенитет», мы воображаем «суверенное государство»! Разве не так?

Противоречия в идеологии РНГ

Таким образом, национализм является активным социальным и символическим творчеством, основанным на воображении национальной общности. И это самое воображение как будто ведет прямо к идеологеме «РНГ». А чем же был СССР? Чем является РФ? Первый был государством, основанным на наследии старой имперской общности и новом идеологическом творчестве («советский народ»). В этом есть закономерность: старое единство этносов и пространств могло быть сохранено при условии нового идеального. РФ же основана на наследии СССР и… Вот этого нового духовного подкрепления (новых «духовных скреп») РФ не придумала.

Олег в статье «РНГ – путь русской смерти» пишет: «Разрушение СССР в 1991-м году произошло вследствие предательства. Часть советской элиты запустила, с одной стороны, разрушительные экономические реформы, а с другой – процессы обострения межнациональных отношений. Последние проходили при участии республиканских националистических организаций, ратовавших за «независимость», и «русских» националистических организаций — уменьшителей, ратовавших за «отделение союзных республик» и создание «русского национального государства» (РНГ)». Не хватает здесь важного параметра – ослабления советской «духовной скрепы». Если бы ее не обессмыслили, не растоптали, не оплевали – никакой национализм не народился бы ни в республиках, ни в русском центре. И сделал это не Горбачев. Это сделали Брежнев, Хрущев и (в какой-то мере) Сталин. Советская идеология перестала «тревожить воображение», перестала освещать пространства и народы. А Горбачев просто завершил начатое – разгромил одряхлевший коммунизм.

РФ держалась до сих пор только на общем прошлом и властных и бизнес-интересах московских элит. Прошлое забывается, переосмысливается, очерняется под гогот тех же элит. А обслуживать их интересы общество уже не хочет. Поэтому и происходит то, о чем пишет Олег: «Русские марши» (РМ) начинают требовать создания РНГ.

Но здесь происходит какой-то загадочный срыв. Процесс возглавляют лидеры движений, запрещенных в прошлом за экстремизм. Мало того, они цинично заявляют: «Русский марш пройдёт под лозунгом 14 слов и 14 требований». Игры с числовыми кодами рассчитаны именно на то, что «кому надо, тот поймет». 14 – цифровой символ международного неонацистского движения, введенный американским расистом Дэвидом Лейном.

В процесс включаются враги Государства Российского: «В городах Сибири (Новосибирск, Нижневартовск) к РМ присоединились местные регионалисты с лозунгом «Хватит доить Сибирь!». В Хабаровске в колонне РМ прошли сторонники образования независимой Дальневосточной республики (ДВР)… 4 ноября 2013 года во многих городах России на «Русских маршах» под имперскими знаменами (но в вопиющем противоречии с духом империи) доминировали лозунги «националистов-уменьшителей», призывающие к обострению межнациональных отношений, и присутствовали лозунги неофашистов, экстремистов и регионалистов-сепаратистов». РНГ уже заочно фашизировано и развалено. Это важный пункт. Ведь националисты могли прогнать всех провокаторов, но они с ними выступили единым фронтом.

Я старался показать, что идеологема «РНГ» абсолютно закономерна и прямо вытекает из общего смысла национального воображения. И раскрутка этой идеологемы безальтернативна, пока элиты не предложат народам тех самых «духовных скреп». Но РНГ приобрело в России поразительную злокачественность. Почему? Ответ дан в отмеченной в статье Олега детали: люди на РМ шли «под имперскими знаменами (но в вопиющем противоречии с духом империи)». Ведь других знамен у русских нет. Есть имперка, красное знамя и триколор. И все они уже связали себя с империями, неоимпериями, постимпериями… Потому что у русских нет неимперского наследия. Нет его! Петр Великий – империя. Пушкин – империя. РПЦ – империя. Сталинизм – империя. Неужто будем возрождать феодальную раздробленность и новгородскую вольницу?

Две версии национализма

И вот здесь я должен сделать следующий шаг. Национализм бывает двух видов. Первый – исторический, он же патриотический. Национальное – это тот универсум, который создан народом в ходе истории. Вот этот универсум я полюбил. Я порву, блин, за славу русского оружия, за Льва Толстого, за Патриарха Московского! Верующий я или неверующий, читаю я книги или не читаю, но это мое! И всяким скотам не позволю в «мое» лезть своими грязными лапами. Все, что мой народ создал, все его великие сыны, могилы и храмы – мое святое. Я в этом живу, я это обожаю. От деревенского кваса до Александра Блока – все это наше, наше!

Думаю, понятен этот тип национализма. Он, конечно, основан на воображении – на воображении русского народа в истории. Второй национализм – фэнтезийный, фэнтези-национализм. Он не воображает русских в истории. Он желает воображать «предысторию» (языческие капища и славянских викингов), внеисторию («русскую кровь»), постисторию (русский народ начнется тогда и только тогда, когда рухнет вся эта историческая бредятина с ее имперским духом). И этот фэнтези-национализм находится в самом глубоком и непримиримом противоречии с историческим (патриотическим) национализмом. Они враги.

(Тут не могу не вспомнить историю объединения «Русская Пермь». Еще недавно ребята с имперскими флагами были пермским отделением движения «Народный собор». А «Народный собор» - это образцовый патриотический национализм. Империя, Церковь, Сталин – там все это есть. Но ребята долго накапливали противоречия с центральным комитетом. Потому, что они изначально были фэнтези-националистами: им империя, православие и сталинизм чужды. Теперь они вышли из «Народного собора» и на глазах смешиваются с радикально-антироссийской националистической движухой.)

Безусловно, ни один европейский национализм не обходился без некоторого фэнтези. Кроме, быть может, отчасти (но лишь отчасти) американского, воображавшего новый мир с чистого листа. Мир этот, согласно американскому воображению, создан первопоселенцами-WASP’ами, возгоревшимися американской мечтой («если трудится и жить по правилам, то Господь приведет тебя к успеху и лидерству»). В конце концов, национализм во многом порожден романтизмом, вознамерившимся отыскать национальную самобытность каждого европейского народа. Но все национализмы искали примирения с историей. А вот русский фэнтези-национализм с историей примириться не может. Русские привыкли историей гордиться (и было чем!), но русские фэнтези-националисты историю не любят – она, понимаете, совсем уж имперская. Ведь русские строили империи, а не страдали под гнетом чужих империй. Вот поэтому под имперскими флагами идут сепаратисты, уменьшители и неонацисты.

Митинг после РМ в Москве не состоялся, но заготовленные речи частью были опубликованы в социальных сетях. Один из основных мемов РМ-2013 – «новая орда». Они выбрали один эпизод нашей истории, когда русские страдали все же под игом чужой империи – Татаро-Монгольской. И приравняли нынешний режим к «игу». Мигранты с Кавказа и Средней Азии – новые ордынцы. А русские власти получили, видимо, ярлык на княжение. Но и здесь возникают символические напряжения. Проходил РМ в день освобождения от польско-литовской оккупации, то есть от «ига» с Европы. А лидеры РМ все время говорили о европейском пути и освобождении от Азии. И такие символические парадоксы все время возникают, потому что националистические лидеры не могли не сделать ставку на фэнтези с выборочным вплетением исторических мотивов.

Севастьянов

Олег Луначев в своей статье рассматривает идеологию РНГ в редакции «сторонника русской государственности» Александра Севастьянова. Сразу скажу, что, по общему признанию многих знакомых националистов, Севастьянов – самый последовательный, вдумчивый, самый толковый идеолог национализма. Интеллектуальная элита РНГ, можно сказать.

Олег: «А.Севастьянов утверждает (цитаты с его сайта), что народ — это не культурный, а биологический феномен, «совокупность лиц, кровносвязанных между собой общностью происхождения». И все в менталитете человека жестко определено его биологическими параметрами. То есть «немцы и французы разные потому, что имеют различное генетически обусловленное устройство психики и соматики, вплоть до конструкции голосовых связок и мозговых извилин». Хочется спросить А.Севастьянова: а баварцы, саксонцы, галлы, франки, норманны и пруссаки тоже имели генетически обусловленные отличия и только в момент объединения Германии Отто Бисмарком эти генетические отличия резко изменились, создав немецкий народ со своими уникальными генетическими же отличиями? Таким образом, А.Севастьянов «сделал» народ даже меньше этноса… Народ А.Севастьянова «спутал» с родом, коллективом кровных родственников».

Поясню сначала суть спора Олега Луначева с Александром Севастьяновым. Как я уже сказал, Олег – типичный представитель патриотического национализма. Ему «любо» русское государство, русская культура, русская история. И его возмущает стремление обнулить все это – и остаться на «биологии».

Севастьянов воображает нацию по крови. Выдумывает генетические различия, которые, оказывается, предопределяют язык и культуру. Все это было бы комично, если б Севастьянову не верили сотни и тысячи националистов. Никакой расологии, объясняющей культурные различия, не существует. Существует культурная антропология, которая рассказывает в том числе о том, как некоторые соматические программы («техники тела» – термин Марселя Мосса) формируются под влиянием окружающей среды или взаимодействий с инокультурными общностями. Существует сравнительно-историческое языкознание, рассказывающее историю не только грамматик, но и звуков языка (а звуковой состав русского языка менялся постоянно – вероятно, сама национальная генетика вполне способна к динамичным трансформациям?). Существуют респектабельные гуманитарные науки, которые фактор «расы» используют, но признают его ограниченность. Поскольку спекуляций на этот счет много, скажу еще, что антропология изначально активно пользовалась расовыми теориями, но отказалась от них не только по причинам политического порядка, но и потому, что они ничего не объясняли. Невозможно найти у еврея извилину, породившую монотеизм. Правда, Севастьянов наверняка найдет у еврея генетически обусловленные психические отклонения. А может, у русских тоже есть болезнь имперскости? Иначе почему ж они такие «неполноценные»?

Олег продолжает цитировать «мозг» русского фэнтези-национализма: «Сегодня процент смешанных браков, составлявший у русских в СССР 14-15%, уже сам собой быстро снижается под влиянием роста межнациональной напряженности. Это крайне позитивный естественный процесс. Придя к власти, мы подведем под него государственную платформу и постепенно и ненасильственно сведем этот процент к величине, близкой к нулю. Вместе с тем мы считаем, что уже на сегодняшнем этапе среди руководителей нашего народа могут быть только те, у кого все четверо предков в третьем колене являются русскими и нет нерусских супругов». Чуете дух? Великий еврей Эрих Фромм связывал навязчивую тягу к чистой крови с психическими расстройствами – глубокими и деструктивными. Чтобы заявить, что рост национальной напряженности – это «крайне позитивный естественный процесс», нужно быть одержимым. Думаете, я переврал Севастьянова – и он не это сказал? Он сказал, что уменьшение межнациональных браков – это процесс а) естественный и позитивный и б) происходящий под влиянием роста межнационального напряжения. То есть первичен (естествен) рост напряжения. А в риторике Севастьянова что «естественно», то позитивно.

«Мы подведем… государственную платформу и ненасильственно сведем этот процент… к нулю». Люди русские, проснитесь! Враг уже у ворот! Слово «ненасильственно» должно, очевидно, нас успокоить. То есть, например, русские браки будут давать некие возможности, а смешанные - будут государственно осуждаться. Это называется «сегрегация».

«…уже на сегодняшнем этапе среди руководителей нашего народа могут быть только те, у кого все четверо предков в третьем колене являются русскими и нет нерусских супругов». Руководители – это кто? Президент? Члены правительства? Парламент? Правильно я понимаю, что депутатами могут быть только русские в третьем колене? А губернаторами? А главами муниципалитетов? Но я уже домысливаю, наверное. Отмечу, однако, что мы и сейчас президентами выбираем русских – и у нерусских шансов немного. И мне непонятно, почему русские кандидаты должны побеждать по Конституции, а не по правилам демократии. Да и почему представители национальных меньшинств не могут выдвигаться на должности «руководителей (многонационального пока что) народа»?

Далее Олег пытается доказать, что РНГ – это гражданские войны, нестабильность, кровь и конец русского народа. Насколько убедителен здесь Олег, решайте сами. У меня взгляд чисто герменевтический, интерпретативный.

Интерпретация

Интерпретация проста. Воображать нацию можно не только в «суверенном национальном государстве». Её можно воображать, как минимум, двумя способами: историческим и фэнтезийным. Эти два способа порождают два политических проекта – Русскую Империю и РНГ. Первая «обременена» Кавказом, идеократией, мессианством. Второе заочно развалено и фашизировано потому, что идеологема «РНГ» противостоит русской истории как таковой, противоречит духу и букве русского наследия, а потому не может призвать на помощь Дух Истории – она подхватывается Мертвым Духом. Она сама по себе просто идеологема, но в русском историческом контексте с ней происходит вот «это» – севастьяновщина, т.е. ненасильственная сегрегация, позитивный рост межнационального напряжения и запрет на большую политику всем, у кого был нерусский дед или нерусская жена. Таков Мертвый Дух.

Кстати, я лично уже не смогу быть депутатом, министром, президентом РНГ. Меня эти должности не привлекают, но меня сильно напрягает, что я и мои дети заведомо лишены возможностей руководить государством. Так что – да, это еще и личное.

P.S. Националисты любят говорить, что мы "ведемся на жидовские разводки". Так вот: я не просто "ведусь", я их по мере сил распространяю. Я антифашист. Я русский с нерусскими вкраплениями антифашист, гражданин страны, спасшей мир от коричневой чумы и принесшей весть Красной Весны. И моя национальная гордость состоит в значительной мере в том, что русские раздавили коричневую гадину и водрузили красное знамя над рейхстагом.


  • 1
Я смотрю на это проще. Националист мне кажется не воображает и не конструирует, а фундаментально переживает русскую историю.
И главное для меня как для националиста это выживание русских и русская миссия в истории. Без миссии выживание бессмысленно. Выживание необходимо для выполнения миссии, хотя теоретически можно представить себе и такую миссию, ради которой нация может умереть.

И в этом смысле националистов почти нет. Многие скажут, что миссия это зловредное изобретение инородцев, навязанное русским, а главное поудобнее устроится. Вкусно есть и сладко спать. Желательно за счет других, как англичане. По мнению того же Крылова Британская империя хорошая - выжимала всё из колоний, а Российская империя это антиимперия.
Справедливо тут замечание многих о том, что пока демографическое давление было из центра на окраины (в русских семьях было больше детей чем в нерусских) империя могла существовать, а когда в советское время положение поменялось империя оказалась обречена. Как с этим быть мне не понятно.

О выживании. Предложить русским строить национальное государство после 1000 лет империи это все равно что предложить штангисту бросить штангу и бегать на дальние дистанции. Русские не могут принять капитализм и национального государства не получится. Это хорошо разобрано много лет назад в работе Кургиняна "Русский вопрос и институт будущего".

Мой вывод: сторонники РНГ не являются настоящими националистами. У них нет миссии и они ставят выживание нации во главу угла, а находятся в плену идеологических стереотипов. Настоящий русский националист это Кургинян, потому что он говорит о русской исключительности и русской миссии.

во многом соглашусь.

Хороший текст о национальном вопросе. Практически ППКС.

Статья замечательная. Только меня лично несколько напрягает вводимое понятие "патриотический национализм", в основу которого ставится "любовь к национальному". Собственно, точно также меня слегка нервируют и другие периодически возникающие в различных публикациях новые термины типа "конструктивного национализма", "здорового национализма" и всяческих других разнообразных "хороших национализмов".
Да, слава русского оружия, Лев Толстой, Русская Православная церковь и много чего ещё другого - это и "моё" тоже. Но не только это. Моя Родина - это гораздо более широкое понятие, чем национальное в ней. Поэтому Расул Гамзатов, Муса Джалиль, Юрий Рытхэу - тоже моё. "Алтайская принцесса" и "проклятие Тамерлана" - такие же части истории СССР, который и есть моя Родина, как и киевские "трипольские горшки" и "Ханума". Я не могу и не хочу отделять пристрастие к борщу и квашеной капусте от пристрастия к шашлыку и чак-чаку. Оно всё моё - неделимое и неотчуждаемое - НАДнациональное. Может быть потому, что зарождавшийся, но не оформившийся "советский человек" всё-таки пустил во мне корни)))
Наверное, любой "имперец" - государственник. Во всяком случае я себя точно отношу к этому "виду". Поэтому сформулирую так: я верю в возможность существования "хорошего национализма" в России. Но с обязательной для меня оговоркой: с того момента, когда это понятие полноправно сможет опираться на слово "нация". А до этого, увы, не получается...

Очень сильная статья, спасибо

Единственное нарекание - империя все-таки наднациональная общность. Поэтому империя не может быть проектом национализма, даже сколь угодно патриотического.

Империя является проектом народа, осознавшего себя как держателя чего-то более крупного, что не помещается в границы только национальной идентичности. И с этой точки зрения и Луначеву, и Севастьянову не хватает масштаба того самого воображения, о котором говорится в статье.

Edited at 2013-12-26 03:38 am (UTC)

Не, моему другу Луначеву хватает.

Факт Вашей дружбы с Луначевым вызывает некоторое уважение, но никак не отражен в этом тексте и не может являться основой для его интерпретации.

Позиция Луначева по вопросу РНГ выглядит внятной и хорошо продуманной. Я бы с удовольствием познакомился с другими его публикациями, в частности с теми, в которых он выходит за границы российской национальной идентичности и успешно касается вопросов русской имперской идентичности.

Можете что-нибудь порекомендовать?

Edited at 2013-12-26 05:14 am (UTC)

Под маской национализма http://eotperm.ru/?p=1065
Русофобия http://eotperm.ru/?p=1302

И другие статьи под рубриков "Русский путь" на сайте пермской "Сути времени" http://eotperm.ru/?cat=68

Спасибо большое!

Илья вскрыл те аспекты проблемы, которые требуют отдельного внимания.
Во-первых, это проблема сноса в РФ идеологии как таковой, которая ослабляет имперское начало России и усиливает любой национальный сепаратизм.
Во-вторых, проблему противостояния национализмов в России.
В-третьих, кратко и понятно Илья эти "национализмы" описал. Можно просто брать и отправлять "в массы".

И еще, спасибо Илье за определение "фэнтези-национализм". Определение краткое (в отличие от других подобных), но емкое и в своем роде точное. Оно войдет в употребление, уверен.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account