ilya_yu (ilya_yu) wrote,
ilya_yu
ilya_yu

Categories:

Политическая элегия



А если серьезно. Оппоненты говорят, что в обществе раскол, что нагнетается ненависть, что те, кто называют себя «патриотами», до крайности нетерпимы к тем, кого они называют «пятой колонной». Нетерпимости хватает и с той стороны. И, в конце концов, я никогда не понимал, почему в ответ на обвинения в нецивилизованности, хамстве, недостатке образования, кровожадности и всем прочем, в чем «либералы» обвиняют своих оппонентов, нужно респектабельно улыбаться, незаметно отирая плевки со своего лица. Пусть так, пусть раскол и взаимная ненависть. Но – между кем и кем? Между «патриотизмом» и «либерализмом»? Не верю, что Сванидзе и Венедиктов – либералы. И не очень-то верю, что по другую сторону сплошь «патриоты». Между прочим, идеологически это должен быть конфликт между либералами (рынок, гражданское общество, безграничный плюрализм) и государственниками (регулирование, государственные институты, единство стратегии). Конфликт – в другом.

Мир охватывается некими процессами, энергиями, структурами, состояниями. Условно (условно!) назовем все это «современностью». Главным источником «современности» является, безусловно, Запад. И 25 лет общество рассматривало эту современность как «благодать». Этим нужно было питаться, в этом нужно было становиться – и даже растворяться. И вдруг эта «благодать» стала напоминать «скверну». При этом причащение не прекратилось, но его предложили немного умерить и разбавить разговорами о «скверне». Короче говоря, «либералами» называют тех, кто считает «современность» благодатью, а «патриотами» – тех, кто считает «современность» скверной. При этом слабость «патриотов» в том, что в рядах их соблазн «современности» не избыт даже на 10 процентов.

Какова природа этих «энергий современности», вопрос отдельный. Я-то считаю, что это густеющие сумерки человечества. Украина показала, что сумерки сгустились. Но, по большому счету, обществу остро не хватает систем понимания этих сумерек. Может быть, одна из немногих уцелевших систем понимания – христианство (я, кстати, не сбрасываю со счетов марксизм, хотя сохранность этой системы вызывает большую тревогу). Говорю о христианстве не как о вере в данном случае, а именно как о системе понимания – культурных языках, наполненных подлинными переживаниями и скрепленных тонкими интеллектуальными схемами.

Поэтому Церковь как-то реагирует на сумерки – реагирует полнее и интереснее, чем государство. Чем обусловлен неистовый вой вокруг Патриарха и РПЦ, продолжавшийся в течение 2012 – 2013 годов? «Сращиванием» государства и Церкви? Даже не смешно. Вой спровоцирован тем, что у РПЦ появился запах «политического православия». Это не значит, что РПЦ всегда была вне политики. Никогда не была. Но у нее не было тех подсистем, которые способны задавать повестку дня и делать РПЦ политическим субъектом. Политический ислам на Ближнем Востоке, политический буддизм Далай Ламы, политический католицизм в Латинской Америке (и не только)…

Хотелось (романтически и страстно), чтобы политическое православие было чем-то вроде «теологии освобождения» (идти к бедным и проклинать эксплуатацию человека человеком), но Церковь в России пошла по другому пути – и признаюсь, путь этот для нее более органичен. Это идеология «града удерживающего» (кстати, именно этим была и доктрина «Третьего Рима»). Мол, в мире действует «тайна беззакония», но мы будем хранить то сокровенное начало, которое удерживает мир. А поскольку удерживать мир предложено от густых сумерек, такое политическое православие вызвало дикое бурление в среде «либералов».

Но систем понимания сумеречных пространств у общества так и не сложилось. Потому в «град удерживающий» можно завести яростных служителей «тайны беззакония». И они войдут как нож в масло, прикрывшись тем, что они, например, проклинают либералов и воюют якобы с пятой колонной. Пока стражи «града» разгоняют призраки майдана в России, сумерки могут констеллироваться в другие формы – например, в самих стражей. Меня смущает, что патриотический рунет на все проблемы реагирует легко и быстро. Вы запросите систем понимания – и в комментариях вам «накидают» несколько готовых способов распознать сумеречную реальность. Вспомнишь о том, с каким трудом, например, большевики решали трагические вопросы своего времени – тебе объяснят, что решать эти вопросы нужно так-то и так-то, диалектически сочетая разные стратегии. Жаль, не хватает мне такого рода сообразительности. Да ладно мне! Что делать обществу, которое сейчас готово собраться в «град» и «удерживать» мир от беззакония и скверны?

Я всегда думал: зачем либералам Валерия Ильинична Новодворская? Она же не скрывает своего антилиберализма, не скрывает отвращения к оппонентам – и к обществу. В общем, компрометирует. Недавно меня спросили: почему вторую награду премии «Большая книга» отдали Владимиру Сорокину? (У людей честных никаких вопросов не вызывает триумф блестящего Захара Прилепина.) Я ответил: не могли не дать. Не могли дать первое место (просто не за что) и не могли не дать второе. Они не могут не награждать Сорокина, как не могли не приглашать на «Эхо Москвы» Новодворскую. Натягивая респектабельные маски, они нуждаются в концентрированном вареве – ведьмин котел должен кипеть в лесной хижине, даже если ведьмы в платочках стоят на воскресной службе. Готов ли кто-нибудь погрузиться в это варево? Сохраняя ясность ума и подавляя тошноту? Я все время стою перед этой Великой Тошнотой (по аналогии с буддийской Великой Пустотой) – и не решаюсь в неё нырнуть. Можно ли познать «тайну беззакония», не отдаваясь беззаконию?

Tags: историософия, христианство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 94 comments