Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Лженаука проиграла?



Наткнулся на 12-летней давности статью, опубликованную в «Российской газете». Одно из характерных выступлений покойного академика Эдуарда Павловича Круглякова – бывшего председателя Комиссии по борьбе с лженаукой. Статья очень фактурная и до сих пор интересная. Но есть и глубокое убеждение, что былую актуальность статья утратила.
Collapse )

Круг отчуждения и битва за смысл



Завершена публикация большого доклада Сергея Кургиняна «Наш путь». В новых главах своего исследования Кургинян продолжает анализировать проблематику марксизма. А значит, у нас есть повод продолжить начатый разговор.

Постараюсь коротко обозначить то, что кажется интересным и важным.
Collapse )

ПГФА и ПГНИУ



От себя. На мой взгляд, спешку можно отменить. Если слияние с университетом поддержала госпожа Голодец, то и после Нового года это решение не изменится. Значит, можно было бы обсудить вопрос по существу. Дело не только в плюсах-минусах самостоятельной фармакадемии. Мне кажется, сотрудники ПГФА должны представлять куда они входят, под какую стратегию подписываются. Это чужой дом. В этом доме свои правила и свои, не побоюсь этого слова, парадигмы. Захочет ПГФА существовать в этом доме - это ее выбор. Но она должна бы обсудить внутри себя. Потом будет поздно. Помимо технических вопросов слияния, есть и вопросы стратегические. Не то, какое место "фармфакультет" (кстати, в обсуждении было некорректно заявлено, что ПГНИУ открывает свой фармфакультет - это не так, университет планирует развитие этого направления в рамках одного из существующих факультетов) займет в университете, но в каком направлении он будет двигаться на этом корабле, какой порядок работы он принимает, какие неписаные обязательства. Решение должно быть взвешенное. Университет не шутит: вы не можете войти в чужое, оставаясь при своем. Думается, самая главная проблематика вовсе не обсуждалась.

Оригинал взят у gurianov_pavel в Ход Учёного Совета ПГФА, на котором обсуждался вопрос о присоединении к университету


25 декабря 2014г. состоялся Учёный Совет Пермской государственной фармацевтической академии. Неожиданно для сотрудников  академии, которые не являлись членами Учёного Совета, и без обсуждения с сотрудниками кафедр в повестку Учёного совета был вынесен вопрос о присоединении ПГФА к Пермскому государственному научно-исследовательскому университету (ПГНИУ).

Как член инициативной группы, собиравший подписи против ликвидации ПГФА как самостоятельного учебного заведения и представитель группы сотрудников ПГФА, которые были на встрече с руководителем администрации губернатора Фроловым и вице-премьером Кочуровой по вопросу ПГФА я попросил слово. Я предложил членам Учёного Совета ПГФА для сохранения ПГФА как самостоятельной организации провести до нового года круглый стол или конференцию  «Развитие фармацевтического образования фармпромышленности и фармотрасли в России в целом и роль в этом ПГФА», где бы кафедры могли представить свои планы самостоятельного развития вуза, в т.ч. планы по созданию в России на базе ПГФА первого в России фармацевтического университета.  Это было бы мощной альтернативой присоединению ПГФА к каким бы то ни было другим вузам.

Однако члены Учёного Совета, к сожалению, эту идею не поддержали, видимо, поскольку часть из них, уже была увлечена другой. Далее я приведу ход обсуждения вопроса о присоединении ПГФА к ПГНИУ.
Collapse )

о филологии и академии


pushkinh
Институт русской литературы (Пушкинский дом) РАН

Я молодой ученый. Правда, гуманитарий, т.е. к моим занятиям вряд ли применимо слово "science". Но я лично не разделяю науки на "естественные" и "неестественные". Филология - древнейшая, универсальная область знаний. У нее очень мощные традиции, укорененные во всех великих письменностях: филологические знания изложены на древнегреческом, на санскрите, на древнекитайском. У нас, филологов, есть свои - безумно сложные - методы работы с материалом. Филологи комментируют, переводят, реконструируют тексты, собирают их, издают, интерпретируют... Филология - это высокая культура работы с текстовыми источниками. Если вы откроете Большую Советскую Энциклопедию на слове "Филология", то найдете содержательную статью Сергея Сергеевича Аверинцева - лучшее, что сказано о филологии. Аверинцев говорит о трех филологических дисциплинах: лингвистике (изучение языковой ткани текстов), литературоведении (изучение эстетических аспектов текста) и (!) истории (изучение реальных фактур, запечатленных в текстах). Быть настоящим филологом (таким, как Сергей Сергеевич Аверинцев) значит владеть знаниями широчайшего диапазона и навыками тончайшей работы с текстом. Настоящий филолог обладает дисциплинированным умом, тонким вкусом, здравым смыслом, скрупулезностью. Я знаю филологов-архивистов, филологов-полевиков, филологов-эрудитов, филологов-концептуальщиков. И я точно знаю, что у всех у них есть великая миссия - хранить, обрабатывать и транслировать текстовое наследие человечества. Отсюда - специфика филологии.

Современная система знаний филологию похоронила. Есть обособившаяся лингвистика, которая изучает такие своеобразные языковые факты, что к филологической миссии уже мало подходит. Есть несколько маргинализованное литературоведение, которое стремится сегодня интегрироваться с какими-нибудь более "жизненными" дисциплинами: культурологией, антропологией, социологией даже. Вот на этом поле литературоведение и становится маргинальным занятием. Фольклористы и диалектологи все более тяготеют к растворению в этнографии. Историки уже и не вспоминают почти о филологических корнях.

К чему я все это говорю? Филология как универсальная область знаний о текстовом наследии человечества сохраняется преимущественно в системе РАН - в академических институтах. Да, существует вузовская наука, но она... как бы сказать... суетлива, разбросана - и не обеспечивает сегодня филологической миссии. Её обеспечивают Пушкинский Дом и прочие академические структуры, занятые тщательной, бесконечной по объемам обработкой текстового наследия. Мы, университетские филологи, дрейфуем к локальным и непременно актуальным темам. Да и не может вузовский работник тащить на себе великую миссию - архивы, ежедневный рутинный труд, профессиональный диалог с историко-культурным наследием. Академия наук - великий бастион фундаментальной филологии. Между прочим, на Западе ученые уже перестают понимать даже слово "филология". Потому что их университетская наука работает в режиме проектов. А наша академическая Наука работает в режиме миссии. Уверен, что это относится не только к академической филологии, но и ко всем направлениям ведущих, старейших, крепких академических институтов.

РАН - это система, которая понимает Науку как миссию. И это очень характерно для нашей культуры, для нашего жизненного уклада. Думаю, "Суть времени", организующая митинг 13-го октября отличается от всех защитников РАН именно тем, что понимает это великое назначение Академии. РАН нужно отстоять во что бы то ни стало. И не стоит сталкивать РАН с университетской наукой. У нас должны быть и проекты, и миссия. Мы так устроены, что без великой миссии все проекты становятся бизнес-проектами. Или симулякрами.

Илья Роготнев, Пермский государственный национальный исследовательский университет