Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

«Черные тетради» Мартина Хайдеггера



В 2014 году в философском мире случилась подлинная сенсация. В 94-96 томах полного собрания сочинений Мартина Хайдеггера были опубликованы тексты мыслителя, записанные в тетрадях в черном переплете. Хайдеггер предназначал их для публикации именно в полном собрании и именно в последних томах. До выхода полного собрания сочинений «Черные тетради», по завещанию философа, хранились в тайне от поклонников и большинства исследователей Хайдеггера.
Collapse )

Общество потребления в зеркале современного искусства



Многие полагают, что так называемое «современное искусство» («контемпорари арт») лишено социальной актуальности — в нем видят лишь провокативность, эпатаж или, в лучшем случае, интеллектуальную игру с образами, символами, концептами.
Collapse )

Богомолов — Тарковский — Сартр



В 1962 году, 9 Мая состоялось поистине великое событие в истории мирового искусства – премьера фильма Андрея Тарковского «Иваново детство». В том же году молодой режиссер получил главную награду Венецианского кинофестиваля. Однако многие кинокритики отнеслись к картине скептически. В том числе европейские критики левого толка, узревшие в «Ивановом детстве» много «буржуазного», много от потерявшего актуальность символизма и экспрессионизма, много подражательного по отношению к западному кинематографу. 9 октября 1963 года Жан-Поль Сартр направил в культовую для европейского коммунистического движения итальянскую газету «Унита» письмо, в котором преподал левым интеллектуалам урок хорошего вкуса и тонкой интерпретации. Сартр пишет:
Collapse )

Красный Платонов



Великий русский писатель Андрей Платонович Платонов вошел в молодую советскую литературу как лирик и публицист — певец Революции, горячо верующий в Новый мир, в Братство, в сверхисторию, которая зачинается победой пролетариата.
Collapse )
Источник:http://vk.com/kulturfront?w=wall-28244738_1444

Где отставки?



Павел Астахов подтвердил, что подал заявление об отставке. А ведь один из немногих вменяемых «правозащитников»… Разумеется, я к Астахову отношусь хорошо — и сразу это оговариваю. Есть две парадигмы детской правозащиты: просемейная и ювенальная. Первая исходит из того, что детство должно быть семейным, вторая — из того, что семья является чуть ли не главным источником угроз для ребенка. Астахов более или менее последовательно защищал семейное детство, борясь с бэби-боксами, ювенальной юстицией и секс-просветом (секс-просвет тоже вещь глубоко антисемейная). Я, в принципе, вряд ли во всем и всегда за «традиционные ценности», но в вопросах защиты детей — однозначно за них, за ребенка в семье. Да, я считаю, что родитель, применяющий ремень, лучше, чем отсутствующий родитель. (Но я лично против ремня.) Поэтому, со всеми оговорками, я поддерживаю Павла Астахова, ибо он занимал ту же позицию, чем очень досадил сторонникам ювенального подхода, объявивших джихад «семейному насилию».
Collapse )

Неудачники



«Культура по глубочайшей своей сущности и по религиозному своему смыслу есть великая неудача. Философия и наука есть неудача в творческом познании истины; искусство и литература — неудача в творчестве красоты; семья и половая жизнь — неудача в творчестве любви; мораль и право — неудача в творчестве человеческих отношений; хозяйство и техника — неудача в творческой власти человека над природой. Культура во всех ее проявлениях есть неудача творчества, есть невозможность достигнуть творческого преображения бытия» (Н.А. Бердяев).
Collapse )

Красный Тойнби



Меня в университете учили так: «исторический материализм» и «цивилизационный подход» — диаметрально противоположные «методологии». Крупнейшей фигурой первой методологии является Маркс, второй — Тойнби. Между тем, у Тойнби с Марксом общего больше, чем с… да, по-моему, с кем бы то ни было из социальных мыслителей.
Collapse )

Русская революция и Великая русская революция



Революция в России – это очень глубокая и очень характерная традиция. Пожалуй, в этом русские похожи на французов – сложно найти другие народы, столь увлеченные революцией. Русская революция как интеллектуальная традиция начинается с Радищева, а уже через поколение (декабристы) начинается революционная практика. От Радищева через декабристов нить тянется к Белинскому, Герцену и Огареву, для которых история русской революции была уже чем-то таинственным и даже эзотерическим. Загнанные в подполье кружки порождали свой дискурс, о котором, между прочим, мы можем только догадываться, поскольку он был в существенной степени устным. Но из этих кружков доносился голос Белинского, затем многое озвучивал Герцен, но еще важнее голоса писателей, получивших в подполье творческий импульс: Тургенева, Некрасова, Достоевского. Между прочим, они неслучайно были «лютыми друзьями» и «закадычными врагами» – столь мощна и противоречива была воспитавшая их среда.
Collapse )