Category: общество

«Черные тетради» Мартина Хайдеггера



В 2014 году в философском мире случилась подлинная сенсация. В 94-96 томах полного собрания сочинений Мартина Хайдеггера были опубликованы тексты мыслителя, записанные в тетрадях в черном переплете. Хайдеггер предназначал их для публикации именно в полном собрании и именно в последних томах. До выхода полного собрания сочинений «Черные тетради», по завещанию философа, хранились в тайне от поклонников и большинства исследователей Хайдеггера.
Collapse )

Общество потребления в зеркале современного искусства



Многие полагают, что так называемое «современное искусство» («контемпорари арт») лишено социальной актуальности — в нем видят лишь провокативность, эпатаж или, в лучшем случае, интеллектуальную игру с образами, символами, концептами.
Collapse )

Богомолов — Тарковский — Сартр



В 1962 году, 9 Мая состоялось поистине великое событие в истории мирового искусства – премьера фильма Андрея Тарковского «Иваново детство». В том же году молодой режиссер получил главную награду Венецианского кинофестиваля. Однако многие кинокритики отнеслись к картине скептически. В том числе европейские критики левого толка, узревшие в «Ивановом детстве» много «буржуазного», много от потерявшего актуальность символизма и экспрессионизма, много подражательного по отношению к западному кинематографу. 9 октября 1963 года Жан-Поль Сартр направил в культовую для европейского коммунистического движения итальянскую газету «Унита» письмо, в котором преподал левым интеллектуалам урок хорошего вкуса и тонкой интерпретации. Сартр пишет:
Collapse )

Театр раздора



А в Перми всем уже надоела очередная скандальная история, связанная с «наследием Марата Гельмана». Министр культуры Пермского края 15 июля уволил в одностороннем порядке художественного руководителя пермского драматического театра Бориса Мильграма. Это событие повлекло за собой целую цепочку других: Лия Ахеджакова и Инна Чурикова обратились в Администрацию Президента РФ с просьбой заступиться за Мильграма, статусные столичные критики (например, Павел Руднев) вдруг обнаружили, что пермский драмтеатр едва ли не лучший театр страны, а председатель Союза театральных деятелей РФ Александр Калягин обратился к губернатору Пермского края с просьбой разобраться в ситуации. В итоге от исполнения обязанностей отстранен министр Игорь Гладнев; впрочем, и Мильграм пока в должности не восстановлен. Необычайный резонанс рядового события — ротации кадров в провинциальном драмтеатре — заставляет задуматься. И внимательно присмотреться к очередному пермскому казусу.
Collapse )
Источник: http://eotperm.ru/?p=5388
Читайте также: Мильграм в цифрах

Где отставки?



Павел Астахов подтвердил, что подал заявление об отставке. А ведь один из немногих вменяемых «правозащитников»… Разумеется, я к Астахову отношусь хорошо — и сразу это оговариваю. Есть две парадигмы детской правозащиты: просемейная и ювенальная. Первая исходит из того, что детство должно быть семейным, вторая — из того, что семья является чуть ли не главным источником угроз для ребенка. Астахов более или менее последовательно защищал семейное детство, борясь с бэби-боксами, ювенальной юстицией и секс-просветом (секс-просвет тоже вещь глубоко антисемейная). Я, в принципе, вряд ли во всем и всегда за «традиционные ценности», но в вопросах защиты детей — однозначно за них, за ребенка в семье. Да, я считаю, что родитель, применяющий ремень, лучше, чем отсутствующий родитель. (Но я лично против ремня.) Поэтому, со всеми оговорками, я поддерживаю Павла Астахова, ибо он занимал ту же позицию, чем очень досадил сторонникам ювенального подхода, объявивших джихад «семейному насилию».
Collapse )

Русская революция и Великая русская революция



Революция в России – это очень глубокая и очень характерная традиция. Пожалуй, в этом русские похожи на французов – сложно найти другие народы, столь увлеченные революцией. Русская революция как интеллектуальная традиция начинается с Радищева, а уже через поколение (декабристы) начинается революционная практика. От Радищева через декабристов нить тянется к Белинскому, Герцену и Огареву, для которых история русской революции была уже чем-то таинственным и даже эзотерическим. Загнанные в подполье кружки порождали свой дискурс, о котором, между прочим, мы можем только догадываться, поскольку он был в существенной степени устным. Но из этих кружков доносился голос Белинского, затем многое озвучивал Герцен, но еще важнее голоса писателей, получивших в подполье творческий импульс: Тургенева, Некрасова, Достоевского. Между прочим, они неслучайно были «лютыми друзьями» и «закадычными врагами» – столь мощна и противоречива была воспитавшая их среда.
Collapse )

Политическая библиотека: «Истоки и смысл русского коммунизма»



В этом году православная Пасха пришлась на 1 Мая. Этот факт обсудили многие публицисты, поэты, политики и блогеры. Иеромонах Аверкий (Белов) из Казахстана написал, например, замечательные стихи:
Collapse )
Специально для eotperm.ru

Политическая библиотека: «Экономические проблемы социализма в СССР»



В прошлом месяце все отечественные СМИ отметили 60-летие XX съезда КПСС. Того самого съезда, на котором сталинский опричник Никита Хрущев разоблачил культ личности Сталина. Доклад Никиты имел роковые последствия – в том числе последствия в долгосрочной перспективе. В частности, выступление Хрущева – поверхностное и пошлое, в чем нетрудно убедиться, прочитав любую версию его стенограммы, – сменило сам ракурс обсуждения социализма. Дело в том, что до хрущевского доклада весь мир обсуждал преимущества и недостатки экономической модели социализма. А после – стал обсуждать репрессии и культ личности.
Collapse )
Специально для eotperm.ru

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин



– писатель не для всякого читателя. Владимир Ильич Ленин его очень ценил, а, например, Василий Васильевич Розанов – терпеть не мог. Щедрин очень жестко и жестоко полемизировал со многими писателями-современниками, умел высмеять их хлестко. За что в своем цеху был не слишком любим. Однако же читатели Щедрина любили. К концу 1870-х это был, пожалуй, влиятельнейший литератор в России. Этого писателя ценили как публициста, как сатирика, как критика действительности. Между тем, Всеволод Гаршин (эстетически очень чуткий автор) ставил психологический анализ Щедрина выше психологизма Достоевского – разумеется, он имел в виду образ Порфирия «Иудушки» Головлева. Считалось, что этого сатирика быстро забудут: слишком де злободневен. Почитатель Салтыкова и деятель революционного движения Михаил Степанович Ольминский, находясь в тюрьме, даже писал специальный «Щедринский словарь» – как бы код к произведениям сатирика. Но Щедрина не забыли, цитируют, перечитывают, хотя не так глубоко, как он заслуживает.
Collapse )